вторник, 19 июля 2016 г.

Энергомостов из России в Японию в ближайшее время ждать не стоить

Реализация энергомоста между российским Сахалином и Японией вновь оказалось отложена. Инициаторами от России выступают компании ПАО «РусГидро» и «Интер РАО». Представители «РусГидро» признали энергомост «проектом не ближайшего времени», так как до сих пор не удалось оценить стоимость сего строительства и сроки возврата привлеченных инвестиций.: до сих пор не удалось оценить стоимость и сроки возврата инвестиций. По данным издания "Коммерсантъ", из-за падения курса российского рубля и отсутствия существенного интереса со стороны Японии – остановилась и проработка альтернативного проекта, который несколько лет прорабатывался «Интер РАО».
«РусГидро» пока не приняло окончательного решения по строительству энергомоста в Японию, заявил вчера агентству «РИА Новости» гендиректор компании Николай Шульгинов. "Наши последние встречи с компанией Mitsui на питерском форуме [ПМЭФ-2016] и в Москве показали, что стороны пока не готовы принимать решения по этому мосту", – сообщил он, добавив, что стороны еще не достигли взаимопонимания по потенциальному спросу и механизмам возврата вложенных средств, а также подтвержденных источников финансирования. В «РусГидро» заметили, что проработка проекта всё ещё продолжается, оцениваются различные варианты его потенциальной реализации, но при этом в компании понимают, что «это проект не ближайшего времени». В Минэнерго РФ сообщили, что результаты компании планируют рассмотреть во время проведения Восточного экономического форума во Владивостоке 2-3 сентября.
Суть предложения по энергомосту «РАО ЭС Востока» (входит в "РусГидро") – экспорт с действующих электростанций с постепенным наращиванием мощностей. На экспорт предлагалось передавать ночью около 500 МВт со строящейся Сахалинской ГРЭС-2. При необходимости мощность энергомоста возможно увеличить на 1 ГВт, заявляли ранее в «РАО ЭС Востока». Глава компании Сергей Толстогузов признавал, что основным предметом переговоров с японской стороной было продолжение ЛЭП до острова Хонсю, а не ближайшего к Сахалину Хоккайдо, где существенного энергодефицита не наблюдается. Ранее экс-губернатор Сахалина Александр Хорошавин оценивал стоимость проекта в $5,6 млрд.
В отрасли существовало и параллельное предложение по экспортному энергомосту в Японию, проработкой которого с 2013 года занималось «Интер РАО». В компании ход переговоров комментировать отказались. Как поясняют источники на энергорынке, проект оказался фактически заморожен: отсутствует серьезный интерес со стороны японских партнеров, а упавший курс российского рубля привел к серьезному удорожанию импортных материалов. В отличие от «РусГидро» «Интер РАО» предлагало новое строительство – 3 ГВт на теплоэлектростанциях с инвестициями в $7 млрд и объемом экспорта до 20 млрд. кВт•ч в год. В рамках первого этапа (2016-2020 годы) планировалось строить угольную ТЭС на 1 ГВт в Углегорске, ЛЭП до пролива Лаперуза, подводный кабельный переход к Хоккайдо и расширение сетей в Японии. Второй этап (2021-2025 годы) предполагал строительство до 1,05 ГВт угольной мощности на Сахалине и двух газовых блоков по 400 МВт. О еще более сложном варианте говорил в июле глава РСПП Александр Шохин, на встрече иностранных предпринимателей с Владимиром Путиным в рамках ПМЭФ-2016 бизнесмены предлагали энергомост из России через Монголию и Корею в Японию.
В целом экспорт электроэнергии из России должен быть выгоден Японии, считает Владимир Скляр из "Ренессанс Капитала": в Японии оптовые цены в пересчете составляют около 5 тыс. руб. за МВт•ч, в России — около 2 тыс. руб. На Дальнем Востоке конечные энергоцены потенциально выше, но цены генераторов, даже новых,— не более 4 тыс. руб. за МВт•ч. Проблему с проектами энергомоста господин Скляр объясняет капиталоемкостью, сомнительностью схем возврата инвестиций и сроков окупаемости. «Проект накладывается на тот факт, что Япония нуждается в таком энергомосте только в силу политических ограничений на деятельность атомной энергетики в стране (в первую очередь в связи с аварией на АЭС "Фукусима-1" в 2011 году) которые могут завтра же снять, а оператор моста останется с нулевым спросом и многомиллиардными вложениями», – считает В.Скляр.